Копирование, распространение и использование ЛЮБЫХ материалов с сайта только с разрешения автора

По вопросам рекламы и сотрудничества

EMAIL: anastasya.gunder@yandex.ru

Присоединяйтесь и подписывайтесь 
  • Vkontakte - Black Circle
  • YouTube Social  Icon
  • Instagram Social Icon
Россия, г.Орёл
Моя мама сломалась!
(Рецепты счастливой мамы)
1.
Робот Шруп построил себе огромный трёхколёсный велосипед. Огромный, потому что сам был ростом с человеческого папу и маму, если поставить их друг на друга.  После велосипеда робот сделал тележку, тоже, конечно, огромную. В тележку он положил любимый чемодан, с которым никогда не расставался. Ростом чемодан был с холодильник. В нём хранились инструменты: молотки, гвозди, пассатижи, ключи разных размеров и другие полезные штуки, о которых знают только умные папы.
Когда всё было готово, робот сел на велосипед и отправился в путешествие. Он побывал во многих странах и уже почти доехал до моря, как тут ему по дороге встретился небольшой городок. Город был симпатичный, с  маленькими домами и крышами всех цветов радуги. Одно только не давало роботу покоя. Почему возле каждого дома стояли сломанные стиральные машины, пылесосы и холодильники?
Целый день Шруп искал в городке мастерскую, но так и не нашёл её.  Тогда робот решил ненадолго остаться. Он поселился в заброшенном сарае, отремонтировал его, покрасил жёлтым цветом стены и уже утром повесил на здании табличку:
ЧИНЮ ВСЁ!
Шруп мог отремонтировать что угодно! Он был мастером на все руки. Рук у него было шесть. Две огромных и сильных клешни внизу, посередине обычные, похожие на человеческие руки, а сверху –  маленькие, с тонкими пальцами.
С утра к роботу выстраивалась очередь: старушки с перегоревшими чайниками,  учёные со спутниковыми тарелками, женщины  с фенами, а мужчины со стиральными машинами. И все они держали за руку ребёнка, а некоторые – сразу двух. И каждый из детей приносил роботу  сломанные игрушки: машинки, паровозы, вертолёты и куклы.
Шруп помогал всем, потому что любил свою работу. Он сидел в мастерской и ремонтировал весь день и всю ночь, ведь роботы никогда не спят. На рассвете Шруп садился на трёхколёсный велосипед с загруженной тележкой и развозил людям отремонтированные вещи.
И так повторялось изо дня в день, пока однажды Шруп не встретил Жана. Жану было шесть лет. Он, как и другие, стоял в очереди. Робот сразу заметил, что мальчик без взрослых и что и в руках у него ничего нет.
– Я Жан, – представился мальчик. – А тебя как зовут?
– Меня? – удивился робот. – Шруп. Что у тебя сломалось, Жан?
– Я не взял это с собой. Ты не мог бы придти ко мне. Я живу в доме с оранжевой крышей. Это очень важно! – шёпотом добавил Жан.
 
2.
После обеда, отложив все сломанные вещи в сторону, Шруп вышел из мастерской и отправился в гости. Первый раз в жизни! На всякий случай он купил в магазине коробку шоколадного печенья. 
В конце улицы стоял дом с оранжевой крышей. Робот постучал.
– Заходи! Я давно тебя жду,  – раздался за дверью голос Жана.
Согнувшись, Шруп боком протиснулся в дверь. Не успел он попасть внутрь, как тут же задел полку: с потолка посыпались зонты, но робот их поймал, все пять. Одна рука у него даже осталась свободной. Как раз, чтобы пожать её Жану, как делают все люди при встрече.
За стенкой доносился детский плач.
– Только тихо, – предупредил мальчик. – Мама укладывает Нину и Нику спать. – Пока робот убирал зонты обратно на полку, Жан ему рассказал о сёстрах-близняшках.  – Нина и Ника  совсем малявки. Даже ходить ещё не умеют.
Мальчик усадил Шрупа на диван. На диване было удобно. Но что делать с коробкой печенья, робот не знал. Он перекладывал её из одной руки в другую и рассматривал комнату. Всё в ней было в порядке. Ни одной сломанной вещи.
– Ты позвал меня, чтобы я что-то починил? – спросил Шруп.
Жан кивнул. Он словно хотел что-то сказать, но передумал. Уселся на пол и начал развязывать воздушный шар. Узел не поддавался – Жан весь покраснел.  Вдруг шар заметался по комнате.  Превратившись в цветную тряпочку, он опустился на колени к роботу.
– Пожалуйста, отремонтируй мою маму, – сказал Жан.
Коробка печенья грохнулась на пол.
– У твоей мамы что-то сломалось?  – спросил Шруп. – Может быть, стиральная машина? С ними такое бывает.
– Нет, – покачал головой Жан. – Машина работает.
– Может, сломался утюг? Мамы часто их перегревают.
– Утюг в порядке, а вот мама – нет.
– Разве мама может сломаться? – не поверил робот.
– Может, – тихо ответил Жан. – Мальчик сел на диван, только он смог бы поместиться рядом с таким огромным роботом. – Понимаешь, Шруп, раньше она вся светилась. А потом – раз – лампочка у мамы перегорела. И она погасла.
 
Вроде бы всё та же, но не та.
– Я знаю, что находится внутри у часов и что внутри у пылесоса. А вот, как устроены мамы, не знаю. Только людям это известно. А я машина.
Мальчик уткнулся в робота:
– Папа считает, что я всё выдумал. Даже бабушка мне не верит. Мне больше некого попросить.
В груди у Шрупа больно щёлкнуло. «Наверное, пружинка соскочила»,  – подумал робот. Он погладил Жана по голове и сказал:
– Хорошо. Я посмотрю на твою маму.
Жан обнял Шрупа.
– Она должна скоро придти.  Хочешь, поиграем?
Мальчик принёс коробку с конструктором. Робот построил ракету. А Жан сделал робота: точь-в-точь, как Шруп, только крошечного и цветного.
Когда плач в соседней комнате прекратился, в комнату вошла мама с лейкой в руках.
– Давно хотела полить цветы, – рассеянно сказала она сама себе.
Робот вежливо поздоровался. Он никак не мог подобрать свои длинные ноги, которые лежали посреди комнаты.
– Ты привёл друга? – спросила мама. Она даже не удивилась, увидев на полу робота.
– Да. Это Шруп.
Сидя, робот оказался ростом с маму. Он внимательно смотрел на неё, но ничего особенного не видел. Мама как мама. С лейкой в руках она перешагнула через ноги Шрупа, полила цветы на подоконнике, аккуратно оторвала пожелтевшие листья, а потом присела на стул и… заснула.
– Ма-а-а-м, –  разбудил её Жан. – Посмотри, какую ракету построил Шруп. Как настоящая.
Мама подскочила, посмотрела на Жана с ракетой, а потом вдруг вспомнила про ужин. Перепрыгивая через ноги Шрупа, она убежала на кухню. 
– Видел? – спросил Жан.
– Что?
– Ну, как она посмотрела на ракету.
– Как?
– Посмотрела для виду, а не по-настоящему. И похвалить забыла. Говорю же, с ней что-то не так.
– Я ничего не заметил, – признался робот. С техникой всё намного проще, чем с мамами.
– Это точно, – согласился Жан.
Когда ужин был готов, Шруп ушёл, так и не отдав коробку печенья. В мастерской он снова уселся за работу.  На очереди был электрический чайник. Шруп осмотрел его. Чайник недовольно стучал крышкой и, в конце концов, выскочил из рук.  Крышка с грохотом укатилась под шкаф.
Работа не шла. Коробка печенья лежала на столе и мешала сосредоточиться. Робот спрятал её в ящик и продолжил чинить. Когда всё было готово, он  вставил вилку в розетку. Из чайника повалил чёрный дым. «Значит, дело не в печенье.  Не смогу работать, пока не помогу Жану отремонтировать маму»,  – понял робот.
Шруп  задумался: что знает он о мамах?
  1. У всех мам есть дети. Они часто приходили к роботу вместе с мамами.
  2. Мамы плохо обращаются с фенами и стиральными машинами. Всё время ломают их.
  3. В отличие от роботов и мужчин мамы любят быть яркими. Они зачем-то красят губы, глаза и ногти. А ещё носят цветные платья.
 
Робот взял лист бумаги и нарисовал маму в платье. Голова, руки, ноги и туловище. Схема простая. А что внутри – непонятно. Три вопросительных знака поставил Шруп  в центре мамы.
3.
Утром робот заменил табличку «ЧИНЮ ВСЁ» на  «УШЁЛ В ОТПУСК», сел на велосипед и поехал к Жану. В доме было темно. Видимо, все спали. Шруп заметил в одном из окон шторы с машинками. Это комната Жана. Робот постучал в окно. Тишина. Шруп постучал снова. Наконец из-за штор показался сонный Жан в пижаме.
Робот приложил к стеклу лист бумаги:
– Я нарисовал схему твоей мамы, – сказал он.
Мальчик открыл окно и уселся на подоконник.
– Не очень-то похоже, – улыбнулся он.
– У меня недостаточно информации о мамах. Я собираюсь поехать в библиотеку. Ты со мной?
– Конечно. Если мама отпустит.
Поехать с роботом в библиотеку, мама отпустила. Пришлось только съесть тарелку невкусной каши, а яблоко она разрешила взять с собой.
Робот посадил Жана вперёд, одел ему шлем и пристегнул ремнём. Ехать на огромном велосипеде было здорово. Робот так быстро крутил педали, что обгонял все машины.
В библиотеке Шруп попросил принести ему все книги о мамах. Библиотекарь удивилась, но книги всё же принесла: на прошлой неделе Шруп починил её любимый кухонный комбайн.
Робот протянул мальчику самую тонкую книгу, а сам взял самую толстую. Жан только недавно научился читать. Каждое слово давалось ему с трудом. После второго предложения, читать надоело. Он листал книги, рассматривая картинки. Книги, где иллюстраций было больше, Жан подкладывал Шрупу:
– Это хорошая книга, – с умным видом говорил он.
Робот, наоборот, читал быстро. Стоило ему взглянуть на страницу, как в голове всё сохранялось. К обеду стопка книг выросла до потолка.  Чем больше читал Шруп, тем больше скрипели в его голове шестерёнки. «Почему в книгах про технику написано про технику? А в книгах про мам написано про детей: чем их кормить, как пеленать, купать, укладывать спать... Почему про самих мам ничего не сказано?»
– Я отсидел попу и хочу есть! – вдруг прервал его мысли Жан.
«На обед лучше всего приготовить ребёнку суп», – вспыхнула фраза из книги. Робот потряс головой и ответил Жану:  – Это последняя.  Дочитаем и поедем домой есть суп.
Жан кивнул. Ради мамы можно ещё потерпеть. Встав со стула, он стал скакать по квадратным плиткам, а заодно грызть яблоко. И тут директор библиотеки перегородила ему дорогу.  Она с удовольствием рассказала мальчику, как нужно себя вести.
Оказывается! В библиотеке нельзя шуметь! Прыгать на одной ножке! И грызть яблоки! А ещё в библиотеке лучше говорить шёпотом, чтобы не мешать читающим.
Покрасневший Жан извинился и сунул недоеденное яблоко в карман. Хорошо, что к этому времени Шруп закончил читать.
– Ну что? – спросил Жан, когда они вышли на улицу. – Теперь ты знаешь, как отремонтировать мою маму?
– Нет, – ответил робот. – В книгах я не нашёл ничего, что могло бы пригодиться.
Поверить, что в такой огромной стопке ничего не написано, Жан не мог. Он думал, вечером мама снова будет в порядке. Поиграет с ним в прятки, как раньше, а на ночь почитает сказку. И поцеловать не забудет.
– Может, ты невнимательно читал? – с укором спросил мальчик.
– Роботы не могут быть невнимательными.
Всю дорогу молчали.
– Я думал, ты настоящий мастер. Можешь отремонтировать всё!  – вдруг закричал Жан, когда они подъехали к дому.
– Мне жаль, что я не смог помочь, – сказал Шруп.
Жан ничего не ответил. Хлопнув дверью, он ушёл в дом.
Робот оставил  велосипед и пошёл пешком. «Может, снова сесть на велосипед и поехать путешествовать?» – думал по дороге Шруп. Вдруг он остановился – мимо прошла мама с коляской. Она улыбалась и тихо пела малышу песню.
«Ах вот, о чём говорил Жан! – понял Шруп. – У этой мамы внутри горит лампочка». Робот развернулся и последовал за коляской. И тут ему встретилась другая мама. С двумя детьми она гуляла на детской площадке. Эта мама сердилась и ругала малыша за то, что он прыгал по луже. И сколько Шруп на неё не глядел, лампочки не увидел.
До самого вечера Шруп следил за разными мамами, а потом вдруг со всех ног помчался к Жану. Он бежал так быстро, что даже вызвал в городке небольшое землетрясение.
– Я придумал! – сказал он, постучавшись в окно. – Мы будем наблюдать за тысячей мам и тогда выведем общую формулу светящейся мамы.
– А тысяча – это много? – не показываясь, спросил Жан.
– Много.
– А  где мы возьмём столько мам? – выглянул в окно мальчик.
– Я думал, ты мне подскажешь.
–Хорошо, я подумаю, – делая сердитый вид, ответил Жан.
 
4.
Бинокль. Дневник наблюдений. Несколько ручек. Диктофон. И коробка печенья с молочным коктейлем для Жана. Из книг для мам робот понял, что все дети постоянно хотят есть.
Ехать решили в детский парк. Жан сказал, что именно там больше всего мам. Чтобы не вызвать подозрений, мальчик играл с другими детьми. Робот сидел на лавочке и следил за мамами. А мамы с любопытством следили за Шрупом. Почему он не в мастерской?
– У меня отпуск,  – словно читая их мысли, оправдывался робот.
– Он сейчас работает моей няней,  – с гордостью заявлял всем Жан.
Все дети ему завидовали: им тоже  хотелось робота-няню. А вот мамам такая идея не нравилась. Разве можно доверить ребёнка машине? Но скоро их мнение изменилось. Никто не знал о детях так много, как Шруп.
Что делать, если ребёнок плохо спит? Почему дети капризничают (в 1 год, в 2 года и далее до 18 лет)? Как лучше всего лечить кашель? И как приготовить яблочное пюре на скорую руку? Робот мог ответить на любой вопрос, ведь в его голове была целая библиотека.
А как Шруп играл с детьми! Он строил огромные замки из песка. Помогал забираться на высокую горку. Носил малышей на руках (причём сразу шестерых). И даже разрешал отвинчивать детям свой нос.  В общем, Шруп был замечательной няней.
Скоро не только малыши, но и мамы полюбили робота. Они с удовольствием рассказывали ему о своих детях, а иногда и о себе. Шруп запоминал каждое слово. Всё, что касалось самих мам, он записывал в дневник наблюдений.
Чем больше робот узнавал, тем больше восхищался сложным механизмом мам. Он никак не мог понять, почему мама радуется, если хорошо выспится, сделает новую причёску, встретится с подругой, купит красивое платье или же просто выпьет кружку горячего чая (желательно в тишине и с конфетой). «Разобраться в микросхемах компьютера намного проще, чем понять мам»,  – считал Шруп.
     Когда в дневнике наблюдений было описано 1000 (это очень-очень много) мам, робот закрылся в мастерской. Два дня и две ночи Шруп изучал записи, а на третий день вывел формулу светящейся мамы:
 
Лампочка внутри у мамы горит, когда она счастлива!!!
 
Это было великое открытие! Робот сразу же помчался к Жану, чем вызвал второе небольшое землетрясение в городе.
 
Вместе с мальчиком они составили план и уже на следующий день приступили к действию.
Дальше приводятся записи из личного секретного дневника Шрупа.
 
Дневник Шрупа
«Счастливая мама»
Понедельник
Мама Жана собралась на прогулку с близняшками, а мы остались дома. Жан сказал маме, что мы будем строить из конструктора город. Но вместо города мы делали уборку.
Хорошо, что у меня шесть рук. Я пылесосил, мыл полы, протирал пыль и поливал цветы одновременно. Две руки у меня даже свободными остались. Жан успел только рассадить  на полку мягкие игрушки,  а всё остальное – засунул в большой ящик. Хотя он просил об этом не писать.
Когда мама вернулась, то  выглядела, скорее, удивлённой, чем счастливой. Ей почему-то было стыдно, что роботу пришлось убирать её дом. Но я сказал, что это пустяки и что я даже не устал, потому что роботы никогда не устают. Да и к тому же я был в отпуске и мне всё равно нечем заняться. Но, кажется, она не поверила и что-то заподозрила. Нужно быть осторожней.
 
Вторник
     Я притворился, что иду в магазин. Спросил: не нужно ли что-то купить. Мама обрадовалась – составила для меня список.  Я всё купил. Только петрушки нигде не было, и мне пришлось обойти все магазины.
Жан в это время готовил сюрприз – нарисовал ежа с жёлтыми колючками. Но мне он сказал, что это не ёж, а мама – светится, словно солнце. Такая, как раньше. А ещё Жан сказал, что я машина и поэтому плохо разбираюсь в искусстве. По его словам, когда мама посмотрела на портрет, то немного вспомнила себя. Но я этого не заметил. Хотя в искусстве я, и правда, кажется, не разбираюсь, потому что мама повесила картинку на холодильник.
 
Среда
В среду устроили обновление мамы. За ночь я стал парикмахером и стилистом: прошёл онлайн-курс для чайников. Ничего сложного, почти так же, как паять провода. Я сделал маме причёску. И накрасил, как сейчас модно.
Жану понравилось. «Теперь мама похожа на тигрицу!» –  воскликнул он. Когда она увидела себя в зеркале, то расхохоталась. А вот Ника с Ниной при виде «новой» мамы расплакались. Пришлось ей идти в душ, чтобы стать прежней.
 В это время Жан тайно позвонил папе и попросил срочно купить цветы. Папа принёс розы, и мама его поцеловала. «Досадно, что папа так и не увидел маму такой красивой», – единственное, о чём жалел Жан.
 
Четверг
     Мама повезла Нину и Нику на осмотр к врачу. Мы с Жаном остались дома готовить обед. Для малышек я сделал тыквенное пюре. Тыква очень полезна детям, хотя Жан говорит, она невкусная.
Для мамы на первое я сварил сырный суп, на второе приготовил пасту и салат из овощей, а на десерт – пирожные в виде гаек. Жан мне помогал – пробовал все блюда на вкус.
     Мама с удовольствием всё съела и сказала, что я настоящий повар. «Это несложно, – ответил я, – почти так же, как починить телевизор».
После обеда я помог помыть посуду и отправился по делам: нужно было кое-что купить в садовом центре.
 
Пятница
Рано утром, когда все ещё спали,  мы с Жаном посадили цветы. Пока я копал, поливал и сажал подсолнухи, Жан ходил вокруг и сочинял стих для мамы. Стих получился замечательным, хотя, как вы помните, в искусстве я не разбираюсь.
Придумал Жан.
Посвящается любимой мамочке
 
У дома на лужайке,
На солнечной полянке
Я посажу цветы,
Чтоб радовалась ты.
На солнечной лужайке,
У дома на полянке,
Подсолнухи растут
И маму радуЮт.
 
Маме всё понравилось, хотя после пересадки подсолнухи выглядели неважно. Наверное, всё дело в стихах.
 
Суббота
В субботу я отправился в парк – готовить специальный секретный подарок на вечер. Но о нём позже.
Жан с папой  справлялись сами. Утром они забрали Нину с Никой в другую комнату, а маме дали поспать.
Папа готовил кашу на завтрак. А Жан играл с сёстрами. И хотя каша пригорела, а Нина с Никой обслюнявили все игрушки Жана, план удался, потому что мама выспалась.
Жан рассказал, что мама проснулась доброй. Она хвалила  Жана,  сестёр, папу и даже пригорелую кашу. А ещё Жан сказал, что ему  немного понравилось играть с сёстрами. Хотя они  совсем малявки.
Вечером вся семья приехала в парк. Я ждал их у озера с секретным подарком – прочным непотопляемым плотом из старых пластиковых бутылок.
От тысячи мам я узнал, что дни у них  похожи друг на друга. Поэтому   им очень нужны новые впечатления. Я посадил маму на плот и отправил её в путешествие. Впечатлений в тот день у мамы было много. Особенно, когда плот начал тонуть.
 
Воскресенье
Я заехал за бабушкой Жана и привёз её в гости.  Бабушка играла с малышками, а я сделал маме причёску и  подарил платье, которое сшил ночью. Как вы уже поняли  – прошёл курс модельера.
Платье выбрал Жан. Нашёл в мамином журнале самое красивое – длинное красное платье с огромным бантом.
 
Бабушка попросила и ей сшить такое же на юбилей, так сильно оно ей понравилось. А вот папа при виде мамы не мог вымолвить ни слова. Жан сказал, что это он от сильной любви, потому что увидел маму такой красавицей.
Мы отправили красивую маму с обычным папой в кино, а сами с бабушкой остались на няньках.  Бабушка купала Нину с Никой в ванной, а мы с Жаном готовили обед. А потом мы с Жаном играли с Ниной и Никой, а бабушка готовила ужин.
После кино папа пригласил маму в ресторан – съесть пиццу.  Когда они вернулись, малышки уже спали. Мама рассказала, что фильм ей не понравился. Папа купил билеты на боевик. И пицца была слишком солёной. Но это неважно. Потому что мама пришла счастливой. Даже я заметил, как она светится. Весь вечер мама хохотала над папой  и рассказывала, как все смотрели на неё в платье.
     Потом я повёз бабушку домой, а мама пошла укладывать Жана спать. Она читала его любимые сказки, гладила по голове и поцеловала на ночь. Много-много раз. А ещё сказала, что у неё лучший на свете сын. И про меня кое-что сказала. Но это тоже неважно. Важно, что у нас получилось отремонтировать маму.
Теперь я снова вернусь к работе. Ура! Как же я соскучился по своему чемодану с инструментами. По сломанным чайникам и утюгам. Хотя я же робот и не могу скучать.
Конец дневника Шрупа
 
Утром Шруп снял табличку  «УШЁЛ В ОТПУСК» и повесил на её место «ЧИНЮ ВСЁ». Днём робот ремонтировал сломанные вещи. По ночам писал книгу «Рецепты счастливой мамы». А на выходных гулял с Жаном в парке, ведь они были лучшими друзьями.
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now